Previous Entry Share Next Entry
Историка Мелихова посадили на год!
архиватор
rar_archive
Оригинал взят у ouranopolis в Историка Мелихова посадили на год!
Меня тут иногда спрашивают, а чё я такой смелый? А ответ простой - историки сядут усе) Но есть и хорошая новость - зато компания хорошая - сначала Юрий Дмитриев, теперь историк Мелихов за хреновые патроны и пистолет 1898 года сядет на год (кстати, Дмитриеву попытались повесить и эту статью), сейчас это что-то типа "подбросить наркотики" но для интеллектуалов)

Итак, суд закончился, приговор оглашён. Я стал осужденным на 1 год ограничения свободы по ст.222 УК РФ.
Перед вынесением приговора, обсуждая с адвокатами судебный процесс, мы, разумеется, рассматривали и возможные варианты приговора, полагая, что он будет одним из трёх:
1. Как наиболее вероятный: дело отправят на дорасследование, т.к. оправдательный приговор судье вынести не дадут, а для обвинительного приговора нет ни одной зацепки, за которую могла бы уцепиться судья и меня осудить.
2. Оправдательный приговор – крайне маловероятный вариант, хотя и самый разумный из всех, т.к. судебное расследование очень убедительно показало несостоятельность обвинения и отсутствие доказательств того, в чем меня обвиняют. Но и такой приговор судье навряд ли позволят вынести.
3. Обвинительный приговор – тоже маловероятный, т.к. все свидетели (даже не защиты, а самого обвинения), показали в допросах на суде, что предъявленное обвинение не подтверждается ни одним достоверно доказанным фактом со стороны обвинения, кроме как личными предположениями и домыслами.
Причем во всех этих вариантах мы предусматривали обвинение лишь в отношении найденных (подброшенных) патронов.
[Spoiler (click to open)]
По обвинению в хранении револьвера 1898 года и негодного кожух-затвора от Браунинга 1935 года - мы были уверены, что они из приговора «уйдут», так как сами эксперты на самом судебном заседании заявляли, что отнесение их к огнестрельному оружию (и их частей к основным частям огнестрельного оружия) - носит вероятностный, предположительный характер; и без дополнительных экспертиз, с осуществлением экспериментального выстрела, признать их однозначно пригодными к стрельбе невозможно.
Но что прозвучало сегодня в приговоре и за что меня осудили? – За то, что мы в общем-то даже не предполагали…
Всё получилось наоборот. Патроны из обвинения исключили, т.к. нет доказательств тому, что они принадлежат мне. А вот кожух-затвор пистолета Браунинг и револьвер Раста и Гассера 1898 года вменили мне как незаконное хранение пригодного к стрельбе огнестрельного оружия и его основных частей. То есть, судья полностью в приговоре переиначила суть заявленного экспертами от обвинения.
Вот небольшие выдержки из стенограмм показаний экспертов, производивших баллистическую экспертизу изъятого оружия со стороны обвинения:
Судебное заседание от 18.05.17, стр.22:
Эксперт Дворянов: «Я в своем экспертном заключении написал о возможном использовании кожух-затвора. Для конкретного ответа: исправен ли кожух-затвор и может ли он быть признан как исправная основная деталь огнестрельного оружия – необходимо осуществлять эксперимент – ставить кожух-затвор на годный пистолет и производить выстрел».
Судебное заседание от 18.05.17, стр. 27:
Судья: «Можно допустить, что кожух-затвор может быть использован как годная основная деталь?»
Эксперт Дворянов: «Это может быть только как вероятностное предположение».
Судья: «Тогда можно допустить, что он не годный?»
Эксперт Дворянов: «Да, можно допустить и то, что он негодный. Без эксперимента с использованием данного кожух-затвора для выстрела, определить, годен он или нет, невозможно».
Судебное заседание от 18.05.17, стр. 36:
Мелихов: «Как вы определили, что часть деталей револьвера Раста и Гассера могут быть признаны годными?»
Эксперт Дворянов: «Только визуально».
Судебное заседание от 18.05.17, стр. 46:
Гособвинитель: «Как определить, пригоден ли револьвер к стрельбе, а кожух-затвор - как годная деталь?»
Эксперт Нефёдова: «Никак это не выяснить. Потому что здесь нужно проводить эксперимент. Экспертный эксперимент. Отстреливать его. Только в процессе экспертного эксперимента можно определить, пригоден ли он для стрельбы или нет».
Судебное заседание от 18.05.17, стр.63:
Судья: «Без экспериментальной стрельбы, можем ли мы точно утверждать, что кожух-затвор и револьвер пригодны для стрельбы?»
Эксперт Нефедов: «Без экспериментальной стрельбы мы можем только предполагать, только в вероятной форме».
Судья: «Только в вероятной форме?»
Эксперт Нефедов: «Да, только в вероятной форме, предположительной. Не категоричной».
Повторюсь, я привел ПОКАЗАНИЯ ЭКСПЕРТОВ СО СТОРОНЫ ОБВИНЕНИЯ – сотрудников экспертного центра УВД. Эксперт же приглашенный с нашей стороны, - специалист с 35-летним стажем работы, был более категоричен и прямолинеен в ответах.
Но даже ответы этих экспертов от полиции – о чем они говорят? О том, что нельзя утверждать, что и кожух-затвор, и револьвер можно использовать как годный, их необходимо ПРОВЕРИТЬ на годность, осуществив экспериментальный выстрел.
В приговоре судья полностью игнорирует эти заявления экспертов и сама выносит собственное суждение, прямо противоположное экспертам, заявляя, что данный револьвер и кожух-затвор пригодны, и поэтому я виновен в их хранении, за что меня приговаривают к году ограничения свободы.
В общем, подобного не только в моей практике, но и в практике других, таких же мотивированных сверху судебных решений, пожалуй, ещё не было.
Как правило, для противозаконного вынесения приговора подделывались экспертизы, в которых делалось нужное для приговора заключение и это заключение эксперты в судах подтверждали. Суд же, ссылаясь на них, уже выносил обвинительный приговор.
В моем случае – экспертиза и эксперты показали, что кожух-затвор и револьвер не пригодны к стрельбе, а пригодность их основных частей может быть определена только экспериментальным образом, когда с их помощью можно осуществить выстрел.
Судья же, игнорировав заявление экспертов, в приговоре просто пишет от себя, что они пригодны, противореча заявлениям экспертов. Это уже полный судейский произвол, который проведен не с помощью подлога или подтасовки экспертного заключения, а лично осуществленный судьей. Явно, под очень большим давлением «сверху».
Завтра встречаемся с адвокатами и определяем порядок дальнейших действий.
Благодарю всех приехавших на судебное заседание и увидевших воочию то, во что превратилась наша судебная система: просто в исполнителей свыше присланных указаний. И не более того.

?

Log in

No account? Create an account